|


каталог Гаррис Альберт (композитор)
Певец и композитор Альберт Гаррис - также автор мелодии популярной фронтовой песни "Черные ресницы, черные глаза ", песни «Мандолина, гитара и бас» и других известных песен 1930-40-х годов. Интересно, что Гаррис не знал нот. Он напевал пришедшие на ум мелодии брату, работавшему тоже в джаз-оркестре п/у Эдди Рознера, а он записывал их... Об этом говорил в передаче о Рознере и его оркестре Г.Скороходов. Кроме того, Гаррис напел в 1944 году на пластинку две песни. Они выходили в серии дисков песен ВОВ на диске "1944-й". Это "Забытый переулок" и "Песня о моей Варшаве".
Он, кстати, до войны пел иногда с оркестром Варса. Например, "Ждем вас во Львове".
Гаррис был редко встречающимся "интуитивным мелодистом" - т.е., человеком, умеющим придумывать оригинальные мелодические темы без каких-либо теоретических знаний о системной организации звуков в мелодии. Вполне возможно, что мелодии некоторых песен Рознера возникли не без участия Гарриса.

Из всей эпопеи «запретительской» деятельности музыкальной цензуры обращает на себя внимание случай с популярными польскими музыкантами и исполнителями, которые, спасаясь от немецкой оккупации, эмигрировали из Польши.* В Советском Союзе они объединились в два превосходных джазовых коллектива под руководством знаменитых музыкантов – Генриха Варса и Эдди Рознера. Приезд этих коллективов летом 1940 г. в Москву стал ярким событием эстрадно-музыкальной жизни столицы. Первый из них, получивший название Львовский теа-джаз п/у Г. Варса успел даже записать на пластинки целую программу с участием молодой певицы Ренаты Яросевич и двух популярнейших польских звезд – Евгения Бодо и Альберта Гарриса. Альберт Гаррис после распада Львовского теа-джаза перешел в оркестр Эдди Рознера, где не только пел, но и сочинял песни. При этом, Гаррис не знал нот. Юрий Владимирович Цейтлин рассказал о рождении одной из популярных гаррисовских песен:
«В 1944 году наш оркестр после длительной концертной поездки возвращается в Москву. В одном купе находились Альберт, его брат Метек, профессиональный пианист, и я. И вот как-то вечером я увидел, что Альберт начинает сочинять музыку. Не замечая никого, он непрестанно что-то мурлыкал себе под нос, вставал, присаживался на минуту, вскакивал, ходил по купе – вид у него был отрешенный и вдохновенный.
И вдруг он стал очень важным, гордо сел, закинув ногу на ногу, и скомандовал:

- Метек!
Брат, любивший в поезде поспать, мгновенно свесился с полки:
- Цо есть?
- Слухай, - просил Альберт, напевая только что родившуюся мелодию и спрашивал: - Добре есть?
- Добре, - отвечал брат.
- Записш!
Брат записывал и тут же осведомлялся, может ли он продолжать спать.
- Можешь, - милостиво разрешал Альберт».
Так среди ночи была записана мелодия, к которой на следующее утро Юрий Владимирович сочинил слова. И через несколько дней новая песня «Мандолина, гитара и бас» прозвучала с эстрады".
Гаррис был редко встречающимся "интуитивным мелодистом" - т.е., человеком, умеющим придумывать оригинальные мелодические темы без каких-либо теоретических знаний о системной организации звуков в мелодии. Вполне возможно, что мелодии некоторых песен Рознера возникли не без участия Гарриса.
В 1945 г. А.Гаррис тайно вылетел на военно-транспортном самолете в Польшу.