|


каталог Титов Александр Андреевич (композитор)
А. ТИТОВ - русский композитор, автор романсов, в том числе романса на стихи Дмитрия Минаева `Я знал ее милым ребенком`.

Так кто такой А. Титов? Прямых указаний на этот счет найти не удалось. Смею предположить, что это Андрей Александрович Тито́в (16 (28) октября 1844 — 24 ноября (6 ноября) 1911) — археолог, этнограф, палеограф, предприниматель.

Вот как пишет о нем сын Александр Андреевич Титов. «Андрей Александрович Титов… был настоящий сын Ростова и Ростовской земли. Он сделал для своей родины столько, что хватило бы на несколько жизней.
Такие люди, как он, очень редко приходят в этот мир. Андрей Александрович был любимец Судьбы, Фортуны, Удачи. И он был необычайно одарен от природы. Венец его талантов украшал дар литературный и поэтический. Он прекрасно владел пером, писал стихи.
Конечно, их пишут многие, но стихи далеко не каждого автора доходят до главы государства. А вот с одним из сатирических стихотворений Титова был знаком сам император Александр III.
У Титова был музыкальный слух - абсолютный - он играл на скрипке. Чувство ритма и пластика делали его прекрасным танцором, имевшим неизменный успех на балах.
Обладая еще и художественными способностями, он владел кистью, и учился писать у ростовского художника И. Г. Юрова.
И у него был дар слова - он мог быть настолько убедительным, что в его просьбах ему невозможно было отказать. Ростовский соловей! К тому же - острослов, безумно обаятельный.
Обычно у людей с такими данными отсутствуют способности деловые и практические. Но в каждом правиле есть исключения. Андрей Александрович был предпринимателем, достойным восхищения. Торговое дело деда, доставшееся по наследству, он расширил и модернизировал (1883). С привлечением капиталов своих родных учредил в Ростове цикорное производство под фирмой `Вахрамеев и К0` (1897). На пустом месте создал и сделал процветающим `Общество взаимного страхования от огня недвижимых имуществ` (1876). Купил разрушенное дворянское имение, вывел его из состояния полного упадка, превратил в прибыльное, образцовое хозяйство, приносящее прибыл аграрное производство.
Инициировал сбор средств на реставрацию Ростовского Кремля, сделал приток средств беспрерывным потоком. Явился одним из отцов-основателей Ростовского музея.
Все, за что он брался, к чему прикладывал силы, ему удавалось. Он был изумительный психолог, знал людей и прекрасно в них разбирался. Отсюда его умение создать `команду`, как теперь говорят.
С ним легко было работать. Он умел быть благодарным. Он любил людей, и люди любили его. Вспоминаются не только его сподвижники, единомышленники, друзья, но и люди простые, слуги, жившие у него в доме. Нянюшка, которой он поставил памятник с надписью `Няня Прасковья Васильевна`. Марфа, ходившая за коровой, и после революции оставшаяся в доме ухаживать за своей бывшей хозяйкой. Честные приказчики, спасшие в 1918 г. от конфискации весь товар на складе и в магазине…
Он был заботливым мужем и отцом. Всем своим детям дал прекрасное воспитание и образование, но никогда не довлел над ними. Даже когда его дочь Варвара выбрала себе не ту `партию`, полюбив простого небогатого учителя гимназии и мать в знак протеста уехала за границу, Андрей Александрович дал согласие на брак и устроил веселую свадьбу. Даже когда сын Александр увлекся революционной теорией преобразования страны, и отец понимал, что тот `рубит сук, на котором сидит`, он не мешал ему идти своим путем.
Да. Андрей Александрович был, безусловно, счастливым человеком. Его богатая личность была полностью самореализована. Результаты его деятельности были зримы, труды получили высокую оценку российского общества.
Он всегда все делал вовремя. Даже ушел из жизни, будучи на вершине своей славы и известности.
Андрей Александрович очень любил жизнь во всех ее проявлениях. Любил комфорт, мог от души повеселиться в хорошей компании, понимал красоту…
Он, конечно бы, оценил блестящий прием, который был устроен в его честь 22 октября (2004 г. сотрудниками научно-просветительного отдела Государственного музея-заповедника `Ростовский кремль`. В этот день под сводами музея собрались все те, кому дорога память об Андрее Александровиче. `Погружение` в век 19-й было легким и приятным. Прозвучавшее в честь А.А. Титова поэтичное `Слово`, задавшее тон всему приему, коротенькая изящная пьеса того времени (перевод с французского), нарядно, со вкусом одетые прекрасные дамы, танцы, до которых сам Андрей Александрович был большой охотник, музыка, пение, которые он так хорошо знал и понимал, создали камерную, очень теплую атмосферу. Было и шампанское - а как же без него в столь торжественный день!
А сам виновник торжества, вскинув правую бровь, прищурив серьезные, умные глаза и спрятав в усах улыбку, смотрел с портрета на веселящуюся молодежь - своих `самых поздних внуков`. Человек жив, пока о нем помнят.»