|


каталог Пара гнедых (романс)
(Я.Пригожий - А.Апухтин). Исполняет Валерий Агафонов.

Пара гнедых, запряженных с зарею,
Тощих, голодных и грустных на вид,
Вечно бредете вы мелкой рысцою,
Вечно куда-то ваш кучер спешит.
Были когда-то и вы рысаками
И кучеров вы имели лихих,
Ваша хозяйка состарилась с вами,
Пара гнедых! Пара гнедых!..

Ваша хозяйка в старинные годы
Много хозяев имела сама,
Опытных в дом привлекала из моды,
Более нежных сводила с ума.
Таял в объятьях любовник счастливый,
Таял порой капитал у иных;
Часто стоять на конюшне могли вы,
Пара гнедых! Пара гнедых!

Грек из Одессы, еврей из Варшавы,
Юный корнет и седой генерал –
Каждый искал в ней любви и забавы
И на груди у неё засыпал.
Где же они, в какой новой богине
Ищут теперь идеалов своих?
Вы, только вы и верны ей доныне,
Пара гнедых! Пара гнедых!

Вот от чего, запрягаясь с зарею
И голодая по нескольку дней,
Вы продвигаетесь мелкой рысцою
И возбуждаете смех у людей.
Старость, как ночь, вам и ей угрожает,
Говор толпы невозвратно затих,
И только кнут вас порою ласкает,
Пара гнедых! Пара гнедых!


В третьем куплете на практике поют "еврей из Варшавы" вместо "и жид из Варшавы". В авторских сборниках Апухтина последней строфы нет; видимо, поздняя вставка.

Стихотворение "Пара гнедых" - это вольный перевод текста романса "Pauvres Chevaus", написанного на французском языке Сергеем Ивановичем Донауровым (1839-1897), поэтом, переводчиком и композитором-любителем. В нотном издании "Цыгане. Собрание цыганских романсов и песен" (СПб., 1898) приводятся параллельно оба текста: французский Донаурова и русское переложение Апухтина. Знаменитый ныне романс "Пара гнедых" создал на грани 19 и 20 веков композитор и аранжировщик хора московского ресторана "Яр" Яков Пригожий, обработав мелодию Донаурова.

Впервые романс исполнил Саша Давыдов (1849-1911) в московском театре "Эрмитаж" в спектакле "Цыганские песни и романсы в лицах" (грань 19-20 вв.)
. Подробности известны из репортажа журналиста В. М. Дорошевича::

«Я помню спектакль в «Эрмитаже» Лентовского.
Было весело, людно, шикарно.
Шли «Цыганские песни».
Давыдов пел «Плачь» и «Ноченьку».
И вот он подошел к рампе.
Лицо стало строгим, торжественным.

Пара гнедых, запряженных с зарею…

Первое исполнение нового романса.
И со второго, с третьего стиха театр перестал дышать.

Где же теперь, в какой новой богине
Ищут они идеалов своих?

Артистка Е. Гильдебрант покачнулась. Ее увели со сцены.
Раисова – Стеша – наклонилась к столу и заплакала.
Красивые хористки утирали слезы.
В зале раздались всхлипывания.
Разрастались рыдания.
Кого-то вынесли без чувств.
Кто-то с громким плачем выбежал из ложи.
Я взглянул налево от меня.
В ложе сидела оперная артистка Тильда из гастролировавшей тогда в «Эрмитаже» французской оперы Гинцбурга.
По щекам у нее текли крупные слезы.
Она не понимала слов.
Но понимала слезы, которыми пел артист.
Бывший в театре гостивший в Москве французский писатель Арман Сильвестр, легкий, приятный писатель, толстый, жизнерадостный буржуа, в антракте разводил руками:
- Удивительная страна! Непонятная страна! У них плачут в оперетке.

Вы, только вы и верны ей поныне,
Пара гнедых… пара гнедых…

Давыдов закончил сам с лицом, залитым слезами.
Под какое-то общее рыдание.
Такой спектакль я видел еще только раз в жизни».

Очи черные: Старинный русский романс. – М.: Изд-во Эксмо, 2004, стр. 38-39

Саша Давыдов записал романс на пластинку (вероятно, это первая запись романса) - фирма "Граммофон", Москва, 1906 г., 2-22346, 4-22243 (см.: Очи черные, М., Эксмо, 2004, стр. 56). О популярности романса до революции упоминает Владимир Гиляровский в книге "Москва и москвичи" (глава "Театральная площадь"), он вспоминает исполнение певца Паши Богатырева.


Послушать:


Скачать файл paragnedih.mp3